• На Главную
  • Карта сайта
  • Карта сайта
Приветствуем вас на нашем портале Prolit Septo, здесь Вы прочтете актуальные и интересные новости: авто, науки, техногии, спорта, экономики и прочего.



Неурожайка тож…

ЭКОНОМИКА
Почему при стабильно высоких ценах на нефть в России вырастут налоги
Неурожайка тож…

Бюджет на 2015 год балансируется с трудом, регионы наращивают долги, которые уже нечем отдавать, обсуждается сокращение расходов и повышение налогов. При этом легко находятся средства на мегапроекты вроде саммита АТЭС, Олимпиады, чемпионата мира по футболу. Впрочем, в отсутствие долгосрочного бюджетного планирования такие перекосы естественны.


Объем доходов консолидированного бюджета России на 2015 год, включая внебюджетные фонды, составил в 2013 году 36,6 процента внутреннего валового продукта страны. Это та часть экономики, которую государство изымает для последующего перераспределения. Расходы бюджета составили 37,9 процента ВВП. Если не считать кризисный 2009-й и посткризисный 2010 год, то за период с 2000 года это самые низкие доходы и самые высокие расходы бюджетов всех уровней. Причем нельзя сказать, что условия значительно ухудшились: цены на нефть стабильно высоки, а темпы экономического роста, хоть и замедлившегося, остаются в положительной зоне.


На кого же сегодня падает основная нагрузка, связанная с несбалансированностью бюджета? Ведь если за основные социальные обязательства государства отвечают региональные и местные власти, то их доходы и расходы должны быть максимально зачищены от макроэкономических колебаний. Социальные пособия, зарплаты врачей и учителей, работа детских садов, школ и больниц не должны зависеть от того, кризис у нас или нет. Напротив, пережить временное сокращение очередных многомиллиардных вливаний могли бы очередная «стройка века» или госкорпорация. До 2011 года так и происходило — основное падание доходов федерация принимала на себя, увеличивая финансовую помощь регионам. А как теперь?


Начиная с 2011 года федеральная политика резко изменилась: приоритетом стали федеральные расходы, а финансовая помощь регионам оказывается по остаточному принципу. В результате располагаемые доходы федерального уровня начали расти, а регионального — падать.Такое изменение бюджетной политики совпало с реализацией указов президента от 12 мая 2012 года. Согласно им, зарплата бюджетников в основных социальных сферах постепенно должна быть доведена к 2018 году до уровня среднего по экономике в каждом регионе. Это, по самым скромным оценкам, составляет один процент ВВП дополнительных расходов.


Неурожайка тож…

Если обязательства регионов по расходам растут, то должны расти и их доходы. Но где их взять? Это могут быть либо дополнительные налоги, либо финансовая помощь из Центра. Только вот новых налогов регионы не получили. А реальный объем финансовой помощи из федерального бюджета регионам падает уже четвертый год подряд. В результате доходы регионов не только не выросли, но и к 2013 году упали до рекордно низкого за все время после распада СССР уровня в 12,2 процента ВВП. Получается, бюджетные проблемы переместились с федерального уровня на региональный: стремясь выполнить неподъемные обязательства по выплате заработной платы бюджетникам, регионы резко сократили расходы на развитие инфраструктуры и обросли долгами.


Что будет дальше? Затягивать пояс и сокращать расходы на инфраструктуру можно лишь временно, а потом она начнет разваливаться. Чтобы этого не допустить, федерация должна либо передать регионам дополнительные доходы, либо снять с них часть расходов. Отдавать же свои доходы или брать на себя региональные расходы федерация не хочет. Тогда не хватит денег на вооружение и проведение очередных чемпионатов.


Залезать в долги при высоких ценах на нефть — это самоубийство бюджетной системы с отягчающими обстоятельствами. Поэтому все, что может в данном случае сделать Минфин, — это предложить повысить пенсионный возраст и увеличить налоговое бремя на экономику. Речь идет о введении налога с продаж, индексации акцизов, отмене ряда налоговых льгот и повышении страховых взносов на обязательное медицинское страхование. Эти меры необходимы были еще в 2012 году, когда принимались решения по указам президента.


Из всего выше сказанного можно сделать один вывод. У правительства нет системы долгосрочного стратегического бюджетного планирования, позволяющей не только предвидеть, но и заранее оценить финансовые последствия тех или иных событий или решений. И принять соответствующие превентивные меры. Вместо этого мы начинаем заниматься решением проблемы, когда она уже возникла. Возможно, ситуацию изменит недавно принятый закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Но сомнения в этом пока остаются.



Александр Дерюгин
Директор Центра исследований региональных реформ РАНХиГС


13-10-2013, 18:52